на главную
охотничий минимум другое

Соревнования «Грибной охотник»

28.11.2015

Нужно отметить, что проводятся подобные соревнования уже не первый год. Среди жителей Волгоградской области открытый чемпионат по сбору грибов под названием «Грибной охотник» будет проходить х. Тормосин. Зависит точная дата от погодных условий. До 29 сентября необходимо подать заявку на участие.

Любителям «тихой охоты» перед началом чемпионата предложат вооружиться дополнительно мешками для сбора в лесном массиве бытовых отходов.

Победителей состязаний после трехчасового сбора определят в четырех номинациях: «За улучшение экологии лесного массива», «Гриб Великан», «Командное первенство», «Личное первенство».

Участники чемпионата должны снабжаться обувью и одеждой соответствующей сезону, продуктами питания, перчатками, ножом и емкостью для сбора грибов. Помимо этого, с собой взять необходимо свисток и средства первой медпомощи. Медицинский полис и паспорт – из документов.

Любительский лов кеты на Сахалине

25.11.2015
Жителям региона выдаются именные путевки, дающие право на поимку определенного количества рыбы. Также благодаря оформленному документу есть возможность добычи колючего краба и креветки.

Резиновые пули для отгона медведей

22.11.2015
Белый медведь, вновь посетивший на этой неделе поселок Амдерма, отогнан был благодаря применению резиновых пуль.

Легавые охотничьи собаки

Историческая справка
Использование собак для охоты на пернатую дичь ведет свое начало с весьма отдаленных времен.
По историческим данным известно, что еще в IV в. при охоте с ловчими птицами (соколами) употреблялись собаки. От последних только требовалось, чтобы они искали на виду у охотника и, причуяв дичь, спугивали бы ее, после чего пущенный с руки сокол налету намертво ее сбивал. Этот вид охоты не требовал от собаки стойки.
Наряду с соколиной охотой в те же времена стала развиваться охота с сетями. При этой охоте уже предпочиталась собака, которая не только находила дичь (перепела, куропатку), но и задерживалась перед ней, после чего ловцы накрывали ее, нередко вместе с собакой, сетью (тир асом).
Вот этот способ охоты и послужил началом для выработки у собак стойки. Ввиду того что при этой охоте начали приучать собак не только останавливаться, но и ложиться перед дичью, у них стала постепенно вырабатываться лежачая стойка.
В основном в те времена использовались длинношерстные собаки. В настоящее время можно нередко наблюдать у некоторых пород легавых, например у крапчатых сеттеров, лежачую стойку.
Свое название «легавая» этот вид охотничьих собак получил от слова «лечь».
Свое название «сеттер» порода легавых получила в Англии в связи с этим же способом охоты. Ко времени изобретения скорострельного оружия и, в особенности, с началом стрельбы по птице в лёт явилась потребность в собаках со стойкой. Применявшиеся до того времени вялые, с тихим ходом собаки с коротким поиском ввиду уменьшения дичи стали не удовлетворять охотников, и потребовались собаки с более энергичным, быстрым ходом и с широким поиском. В те времена занялись совершенствованием имеющихся испанских и французских собак и путем различных их метизаций добились таких темпераментных, с быстрым ходом и широким поиском собак, как пойнтер и сеттер.
В дореволюционной России охота с легавыми собаками стала развиваться после ввоза пойнтеров и сеттеров, т. е. примерно со второй половины XIX столетия.
В связи с тем что тогда охотничьи угодья находились в руках частных собственников, охота была достоянием лишь очень узкого круга обеспеченных людей. Все питомники охотничьих собак также принадлежали частным лицам. Рабочие и крестьяне фактически были лишены возможности приобретать породистых щенков, ценившихся очень дорого.
В настоящее же время охотугодья и охотфауна являются государственным достоянием и охотиться может любой гражданин России как индивидуально, так и коллективно. В связи с этим количество охотничьих собак сильно возросло и потребность в них становится все больше и больше.
В нашей социалистической стране все питомники охотничьих собак принадлежат охотничьим организациям я через них проводится плановое снабжение племенным молодняком охотничьих коллективов и отдельных охотников.
Несмотря на большой урон, причиненный второй мировой войной поголовью кровных собак, благодаря большому вниманию племенному собаководству со стороны правительства количество охотничьих собак в стране не уменьшилось. Напротив, легавых собак в настоящее время у нас больше, чем было до войны. А благодаря широко проводимой контрактации племенного молодняка каждый охотник-любитель может иметь от высококлассных полевых и выставочных производителей хорошего щенка.
Особенно отрадно отметить то, что почти все собаки легавых пород, занимающие на последних Московских и Ленинградских выставках первые места, одновременно являются и полевыми победителями.


Как должна быть сложена легавая собака

Пригодность легавой собаки той или иной породы для длительной охоты при тяжелых почвенных условиях, помимо общего хорошего ее физического состояния и надлежащей подготовленности, находится в прямой зависимости от построения ее отдельных частей, и, в основном, от того или другого вида передних и задних ее конечностей.
Передние конечности принимают на себя весь тот поступательный толчок, который дается на ходу задними рычагами собаки. Сочленение, образуемое плечевой костью и лопаткой, принято называть плечом собаки. Соединение лопатки с плечевой костью, образующее угол менее 90°, представляет собой нормальное, так называемое «косое плечо». В этом случае плечевая
кость имеет свободный и длинный вымах вперед и на движении захватывает наибольшее пространство. Наоборот, при «прямом плече» (прямоплечесть) лопатка занимает положение, близкое к отвесной линии, а плечевая кость с лучевой представляют собой почти прямую линию. При таком построении вымах ног обычно более короткий, движения в большинстве случаев связанные.
Как правило, передние ноги собаки должны быть сухие; они прямо поставлены и обязательно имеют собранную (в комке) лапу.
Задние конечности служат как бы механизмом для толчка при поступательных движениях, они должны быть чрезвычайно эластичными и хорошо разгибаться.
При правильной постановке задних рычагов длинная голень имеет явно выраженный такой наклон, чтобы в соединении вверху с бедренной костью, а внизу с пазанком хорошо обрисовались соответствующие углы.
Напротив, прямая нога образует так называемую «прямозадость»; в этом случае линия
ноги близка к отвесной линии и почти не образует сгибательных углов. При таком построении зада, естественно, сила толчка будет слабее, и на карьере такая собака будет значительно проигрывать как в быстроте, так и выносливости.
В большинстве случаев прямозадость сочетается с прямоплечестью и наоборот. Однако не следует забывать, что построение передних конечностей должно вполне гармонировать с построением зада. Так, например, если передние рычаги собаки правильные — косые, а задние прямые или наоборот, то это считается для нее двойным пороком, так как правильная работа передних конечностей будет только мешать работе зада.
Следует также заметить, что стандарт одной породы легавых при достаточно длинной колодке и некоторой приземистости на ногах, как, например, у крапчатого сеттера, требует исключительно косых как передних, так и задних рычагов, а у пойнтера, имеющего сложение, близкое к квадрату, требует уже не столь косых рычагов.

 

НАТАСКА ЛЕГАВОЙ СОБАКИ

С приближением летнего сезона у каждого владельца щенка назревает острый вопрос: как и где будет натаскиваться его питомец?
У большинства охотников есть стремление устроить своего щенка в натаску к егерю-профессионалу.
Необходимо ли это и нельзя ли обойтись без егерей? Ведь егерей, действительно знающих свое дело, очень мало, они обычно перегружены большим количеством отданных им в натаску собак и не могут уделять должного внимания щенкам, менее одаренным и туго принимающимся в поле.
Кроме того, не следует забывать, что для пра-
вильной постановки собаки в поле первенствующее значение имеет рациональное воспитание щенка. Это воспитание далеко не исчерпывается лишь выращиванием и хорошим уходом за ним. Важно, чтобы владелец тонко изучил характер своего щенка и применял к нему такой подход, который бы помог выработать понятливую и послушную собаку, усвоившую основные требования дрессировки и натаски. Всегда ли можно положиться в этом деле на егеря?
К сожалению, не всегда. Известны случаи, когда собаки, прекрасно поставленные егерями и даже награжденные на полевых испытаниях, попадая в руки своих владельцев, после несколь-
ких же охот выходили у них из повиновения и начинали гонять дичь.
Объясняется это тем, что владельцы зачастую не знают, а иногда и не способны применить те приемы ведения собаки в поле, которые были применены обучавшим ее егерем.
Вывод из этого может быть только один: каждого настоящего охотника вполне может удовлетворить на охоте только та собака, которая воспитана и натаскана непосредственно им самим.
Натаска легавой не так сложна, как это кажется на первый взгляд. Она зависит прежде всего от природных данных щенка и от умелого подхода к нему со стороны воспитателя.
Не останавливаясь на отдельных деталях дрессировки и натаски легавой, которые подробно изложены в первой части настоящего раздела, полезно ознакомить начинающих охотников с некоторыми основными принципами правильной постановки легавой собаки в поле.
Большим залогом для успеха в натаске служит не только кровность и породность щенка, но и происхождение его от полевых собак. Последнее требование не менее важно. Если у щенка есть ближайшие родственники по восходящей линии, не работавшие в поле, его природные охотничьи инстинкты могут быть заглушены, и понадобится много труда, чтобы их снова возродить.
Не менее важно и то, чтобы щенок был взят в возможно раннем (до трехмесячного) возрасте В этом случае гораздо легче изучить его характер и сообразно с этим применить при его дрессировке и натаске те или другие методы, чтобы полностью подчинить его своей воле.
Во все время обучения щенка всегда требуется ласковое с ним обращение; наказание может быть применено лишь как крайняя мера, в случае совершения щенком серьезного проступка и только тогда, когда есть полная уверенность, что щенок понимает, за что его наказывают.
До выхода в поле необходимо, чтобы щенок прошел домашнюю дрессировку и четко выполнял приказание лежать при поднятии руки как вблизи, так и на расстоянии, был бы позывист на свисток, шел бы спокойно у ноги и знал бы команды «вперед» и «назад».
Никогда не следует обучать щенка проделыванию различных трюков, которые никогда не потребуются в обстановке охоты. Это только осложнит дрессировку и может повредить четкости исполнения им действительно необходимых требований на охоте.
Щенок с более смелым, решительным характером и с большой страстью обыкновенно требует более основательной работы над собой, чем вялый и флегматичный. Зато в конце натаски и все преимущества в красоте и четкости работы останутся за первым из них.


Натаска по вольной дичи. Натаску надо начинать, когда щенок достигнет зрелого возраста. Для сук, —при их несколько раннем развитии, — это десять месяцев, для кобелей — один год.
Лучшим временем для натаски надо считать июнь-июль, когда молодые выводки птиц, недалеко перемещаясь, крепко затаиваются и позволяют молодой собаке хорошо выдерживать над ними стойку.
Первоначальную постановку собаки рекомендуется проводить обязательно по болоту, где на обширном, открытом пространстве можно видеть все элементы работы собаки, а также точно замечать место посадки перемещенной птицы, что столь необходимо для определения одного из самых существенных качеств собаки — ее чутья.
Можно уверенно сказать, что легавая собака, правильно поставленная по болоту, будет хорошо работать и в лесу, между тем как собака, первоначально работавшая по лесу, обыкновенно крайне туго принимается в болоте. Лучшей птицей для натаски легавой надо считать дупеля, который держится в большинстве случаев в нетопких местах, крепко затаивается и, недалеко перемещаясь, позволяет хорошо развить у собаки ее природные данные в отношении чутья и вполне закрепить стойку.
С успехом можно дать работать молодой собаке и по бекасу, несколько более осторожному и обыкновенно ютящемуся в более топких и тяжелых для работы местах.
Если поблизости нет подходящих болот, наиболее удобной для натаски дичью является перепел. Эта птица также довольно крепко затаивается, но она очень быстро и далеко бежит и дает менее запаха, нежели дупель или бекас, чем и представляет большую трудность в работе для начинающей собаки.
Перед натаской желательно заранее подыскать нетопкое, совершенно открытое болотце, где обитает несколько дупелей или бекасов.
Для розыска дичи можно использовать старую опытную собаку, но в дальнейшем при натаске щенка не следует брать ее с собой. Правда, собака могла бы несколько ускорить постановку щенка по дичи. Но даже опытная собака может быть не лишена тех или иных недостатков, которые могут привиться начинающему впечатлительному щенку. Каждый же владелец всегда вправе полагать, что из его щенка выработается еще лучшая по полевым качествам новая собака, чем имеющаяся у него старая.
Никогда не следует приучать щенка к выстрелу вне охотничьей обстановки, чтобы не запугать его. Бывали случаи, когда охотники во время привала забавлялись, стреляя в лёт по бросаемым предметам, не обращая внимания на отдыхавших рядом собак; в результате собаки с повышенной нервозностью оказывались настолько напуганы, что впоследствии стоило больших усилий отучить их от боязни выстрела.
Лишь после того как собака примется работать по птице, можно делать не более двух-трех выстрелов за выход с нею в поле, но обязательно во время работы ее по птице; тогда собака не обратит никакого внимания на выстрел. Лучше всего на первых порах стрелять уменьшенными, холостыми зарядами.
Если щенок прошел домашнюю дрессировку и отчетливо выполняет все необходимые требования, то это еще не значит, что он будет также послушен при выходе в поле и, особенно, при первых встречах с птицей. Необходимо всегда иметь при себе легкий парфорс (Парфорс — затяжной ошейник из круглого ремня для натаски собаки.) (удавку) с не особенно длинной (5—6 м) бечевкой или шнуром, и в случае малейшего ослушания щенка необходимо их •использовать, повторяя методы предварительной дрессировки.
Посылать собаку работать следует только при достаточном ветре и пускать ее в поиск обязательно против ветра. Именно при этих условиях легко вырабатывается правильность поиска «челноком», когда собака работает на равномерных параллелях, перпендикулярно ходу ведущего ее охотника. Кроме того, поиск против ветра не приучает ее копаться по набродам и работать по следу, а заставляет причуивать птицу верхом.
Итак, при первых выходах в поле надо быть всегда готовым к тому, что щенок, уйдя на значительное расстояние и не обращая внимания на свистки и окрики «лечь», будет носиться стремглав по болоту, старательно гоняясь за птичками и различными мотыльками.
Ни в коем случае не следует, возвышая голос и усиливая свистки, бросаться вслед за ним и стараться его поймать. В данный момент все это бесполезно. Надо остаться на месте и спокойно ожидать его возвращения. И действительно, спустя немного времени ваш щенок, видя бесполезность гоньбы за птичками, устав от проявленной им излишней горячности, остепенится и сам захочет найти своего владельца. Вот теперь-то и надо дать свисток, на который растерявшийся щенок опрометью бросится к вам. При подходе же щенка не надо его наказывать, а, приласкав и сказав ему «лечь», уложить около себя. Дав щенку отдохнуть и пристегнув за карабин к ошейнику бечевку, можно снова пустить его в поиск. На этот раз щенок проявит больше хладнокровия, не будет уноситься так далеко и весь его поиск станет осмысленнее.
Вот он уже начинает обыскивать ту часть болота, где накануне вы обнаружили выводок дупелей, и вдруг, внезапно сократив свой ход и постепенно переходя на медленную поступь, начинает жадно ловить против ветра частички неведомого для него, но столь манящего к себе запаха (потяжка) и после нескольких шагов замирает в каком-то оцепенении на месте (стойка).
Необходимо сейчас же подойти к щенку иг взяв на всякий случай за конец пристегнутой к его ошейнику бечевки, дать ему постоять 2—3 мин., а затем уверенным словом «вперед» послать его подать птицу. Если щенок продвинется осторожно несколько шагов вперед (подводка) и по взлете птицы спокойно останется на месте, то, сказав ему «лечь» и поощрив лакомством, следует дать щенку возможность прийти в себя после первой его встречи с дичью.
Может случиться и так, что после посыла щенок бросится, стремясь ее поймать. Конец бечевки, находящийся у вас в руках, удержит щенка на месте, а слово «лечь» заставит его лечь. Никаких крутых мер в этом случае не следует принимать, а каждый раз при его бросках, осаживая подергиванием за бечевку и приговаривая при этом «тише», «назад» и часто укладывая его словом «лечь», можно в короткое время искоренить в нем этот недостаток.
Гораздо сложнее, если щенок, невзирая на посыл и всевозможные увещания, будет стоять на стойке, не желая двигаться вперед. Зайдя вперед и стронув птицу, следует, не задерживая щенка, позволить ему обнюхать место сидки снявшейся птицы и всячески ласковыми поощрениями понуждать его быстрее двигаться. Избавить собаку от задержанной подводки — дело нелегкое, оно требует терпения и немалого опыта.
При работе собаки в поле требуется большая систематичность. Разумеется, никогда не следует излишне переутомлять собаку, так как это заглушает в ней страсть и может научить ее копаться по набродам и развить склонность к работе низом.
Многие охотники стремятся к тому, чтобы их собаки подавали убитую дичь. Ни в коем случае не следует учить подаче птицы первопольную собаку. Стремление схватить и помять птицу заставит собаку срывать стойку, а по взлете птицы беспощадно ее гнать.
Особенно рискованно дозволять собаке ловить подранка; также всячески надо избегать работы собаки по коростелям, курочкам и молодым утиным выводкам, нередко ютящимся в кочкарнике заливных лугов. Не выдерживая стойки и нервируя собаку, эта дичь приучает ее к следовой работе и тем самым значительно снижает общий стиль ее поиска.
Натаска своего щенка — одно из самых приятных развлечений благодаря ряду неожиданностей, которые приходится переживать люби-
телю охотнику в различных стадиях работы его будущего помощника на" охоте.


Натаска по подсадной птице. Отсутствие птицы или большое расстояние от дома до болота обычно ставят натасчика в затруднительное положение. В таком случае приходится прибегать к подсадной птице, которая может оказать помощь в деле первоначальной постановки молодой собаки.
Первоначальная натаска по подсадной дичи имеет даже ряд преимуществ прежде всего из-за близости расстояния, наличия птицы и экономии времени для натасчика. Подсадная птица позволяет проводить натаску собаки регулярно, без каких-либо перерывов. Кроме того, при первых выходах с собакой в поле для успеха в натаске очень важно и то, что собака сразу же попадает на дичь, а не носится попусту, гоняясь за разными птичками.
Лучшей подсадной дичью для натаски считается перепел, которого довольно легко приучить к домашнему содержанию. К тому же перепела не трудно поймать сеткой или сачками вроде тех, которые используются для ловли бабочек. Для того чтобы подсадной перепел далеко не улетел, ему подрезают или связывают по четыре маховых пера на каждом крыле, а чтобы он и не убегал, ему на первое время перевязывают ножки, оставляя между ними расстояние примерно 1 см. Натаску собаки на подсадного перепела лучше всего проводить на открытых лугах, с небольшой отавой или невысокой травой.
Придя на такое место, охотник укладывает собаку, а затем пускает ее в поиск, позволяя ей достаточно набегаться, чтобы несколько сбавить ее горячность. После этого собаку берут на поводок и уже приступают к натаске.
Щенка подвязывают взамен поводка на бечевку длиной до 5—6 м, а тем временем помощник (если он имеется) сажает где-либо в отдалении в траву перепела, отметив место посадки небольшим колышком. Затем, взяв щенка к ноге, проводят его некоторое расстояние и, не доходя примерно пятидесяти-шестидесяти шагов до птицы, укладывают его и, пустив в поиск обязательно против ветра, наводят на подсадную птицу (тем же способом, как и при натаске собаки по перемещенной на воле птице). Если же собака начинает во время подводки излишне горячиться, то ее следует одергивать бечевой, приговаривая «тише, тише».
После взлета птицы от собаки обязательно нужно добиваться спокойного поведения, чтобы по команде «лежать» она ложилась, а в случае надобности одергивать ее бечевкой. Подсадной птицей следует пользоваться осторожно, применяя работу по ней не более пяти-шести раз за один выход в поле, иначе собаке надоедают эти
уроки. Более того, она может привыкнуть к: смирной, небегущей птице, которая после нескольких подъемов станет затаиваться, и в будущем собаке станет трудно справляться с более строгой дичью.
В качестве подсадной птицы можно с успехом использовать и болотную дичь — дупеля и бекаса. Но ввиду того что эти птицы крайне нежные и труднее поддаются домашнему содержанию, их нельзя продолжительно использовать при обучении собаки.


Работа легавой в лесу. Во время охоты в лесу все благоприятные условия для работы собаки значительно уменьшаются, а иногда совершенно исчезают. Пользование ветром здесь уже значительно осложняется вследствие различного рода заслонов. По той же причине нарушаются правильность поиска и наблюдение за собакой со стороны ведущего.
Как бы собака ни была хорошо поставлена, она требует при первых выходах в лес не меньшего внимания, чем при первоначальной ее натаске на открытых местах — по болоту.
Начинать же с ней охоту по лесной дичи следует лишь тогда, когда она достаточно ознакомилась со всеми новыми для нее условиями, а у охотника есть уверенность, что собака точно будет выполнять его распоряжения. Правда, встречаются и такие легавые, которые, попадая в лес, сразу же сокращают свой ход и поиск, приспособляясь к характеру местности.
Но на это не всегда приходится рассчитывать. Одно несомненно: идти в лес с собакой можно лишь в том случае, когда она вполне поставлена и безукоризненно послушна. А это значит, что она позывиста на свисток, идет по приказанию у ноги, по приказанию «лечь» ложится и вполне спокойна после взлета птицы и выстрела.
При первых выходах с легавой в лес, конечно, необходимо принять все меры предосторожности: надеть на собаку ременной круглый ошейник с бечевкой 2 м длиной, иметь при себе плоский металлический свисток (без горошины). В начале следует избегать лесной чащи, предоставляя работать собаке на поросших папоротником сечах, с редким кустарником, и по ягодникам.
При работе в лесу, особенно без длинного поводка, поведение молодой собаки может сразу же измениться. Она или мелькнет на быстром галопе среди кустов и умчится вглубь леса, или, наоборот, сбавив ход, начнет приостанавливаться чуть ли не перед каждым деревом, внимательно прислушиваясь к щебетанию сидящих на нем птичек.
В первом случае, если собака, несмотря на призыв свистка, не является, следует осмотреть местность, особенно в том направлении, куда в последний момент удалилась собака, не стоит
ли она на стойке, скрывшись за какой-либо густой растительностью.
Если собаки поблизости нет, нужно спокойно присесть, давая ей свистком сигналы. Долго ждать не придется: собака, запыхавшись, примчится с растерянным видом, как бы извиняясь за свой поступок. В данном случае наказание должно быть совершенно исключено. Наоборот, следует приласкать собаку, на несколько минут уложить около себя, а затем, выбрав наиболее открытое место, снова направить ее в поиск, при этом свистком и жестом руки стараться держать собаку на виду у себя, а при излишней с ее стороны горячности время от времени укладывать. Собака постепенно уяснит, что поиск и свой ход в лесной обстановке следует сокращать и чаще следить за направлением хода своего владельца.
Во втором случае, когда собака проявляет в лесу нерешительность, а иногда робость, следует на первое время освободить ее от бечевки и, ласково поглаживая, энергично посылать в поиск. Если собака все же будет интересоваться всякими птичками, нужно ее отзывать и, быстро двигаясь вперед, жестом руки направлять в поиск.
Наконец, работа с собакой закончена, и охотник приходит с ней в лес на охоту. Примерно после получаса безрезультатной работы собака вдруг оживляется и начинает обнюхивать наброды и, взяв, повидимому, след, торопливо идет на потяжке; без стойки она поднимает снявшуюся с громким клохтаньем тетерку.
Попытка собаки сделать бросок за улетающей тетеркой должна быть предотвращена приказанием лечь, а в случае надобности — и легким одергиванием взятой в руки бечевки. Дав собаке некоторое время полежать и успокоиться, берут ее к ноге и возвращаются к месту первоначальной прихватки. Сделав два небольших круга, собака идет осторожно, потом, повернув против ветра, замирает на стойке. Держа в руке наготове конец бечевки, охотнику следует приказанием «вперед» заставить собаку двинуться дальше и «подать» затаившегося тетеревенка. После правильной работы собаку нужно уложить и приласкать. Если же собака, несмотря на приказание идти вперед, не двигается, словно боясь спугнуть затаившуюся под самым ее носом дичь, следует, не ослабляя внимания к собаке, сделать шаг вперед и заставить птицу сняться, не забыв при этом уложить собаку.
Постепенно можно дать собаке «сработать» всех остальных тетеревят, разместившихся невдалеке друг от друга. После каждой работы полезно заметить направление полета птицы, чтобы легче было искать с собакой перемещенный молодняк. В утреннюю или вечернюю зори рекомендуется выждать около получаса, чтобы молодые тетерева
собрались вместе. Это значительно облегчит собаке возможность найти4 выводок и «сработать» каждую птицу поодиночке. При розыске перемещенных тетеревят рекомендуется особенно следить за тем, чтобы прихваченная собакой старка не отвела ее далеко в сторону и, разгорячив слишком низким своим полетом и громким клохтаньем, не дала повода погнаться за ней.
Не менее хорошую практику для молодой легавой дает работа на моховых болотах по белым куропаткам. Преимущество тренировки по белой куропатке перед тетеревом заключается в том, что моховые болота более открыты и на них легче руководить собакой; кроме того, эта дичь бежит довольно далеко только при первом подъеме, а затем разбитый выводок плотно залегает. К тому же белая куропатка при своем подъеме не так волнует собаку, как тетерев
Тем не менее, как и при всякой встрече с новой для молодой собаки дичью, необходимо быть готовым ко всяким неожиданностям. Так, например, разбираясь в многочисленных набродах выводка, собака может прежде всего напасть на след петуха, который, быстро убегая, уведет ее далеко. В данном случае при излишне торопливой подводке необходимо, имея в руках привязанную к ошейнику бечевку, слегка одергивать собаку и словами <тише, тише» останавливать ее. В случае необходимости можно даже уложить собаку, чтобы сбавить ее излишнюю горячность. При подъеме из-под стойки петуха, который при этом издает заманчивое для собаки гоготанье, следует ее немедленно же уложить, а при малейшем неповиновении одновременно одернуть за бечевку.
Прекрасной практикой для легавой в лесу может служить работа на осенних высыпках по вальдшнепам. В осенний период вальдшнеп по обыкновению выбирается из сплошных, частых зарослей в более открытые березовые или ольховые рощицы. Благодаря уже почти опавшему листу и отсутствию травяной растительности работа собаки достаточно хорошо видна, и за ней легко следить.
Осенний вальдшнеп, сильно отъевшийся, затаиваясь, хорошо выдерживает стойку. Перемещается он сравнительно недалеко
Первые выходы с собакой в лес лучше делать недели за две до открытия охотничьего сезона, когда дичь уже летная, но еще недостаточно взматеревшая и поэтому не так быстро бежит и недалеко перемещается.
Вначале лучше проводить работу с собакой без ружья, чтобы не напугать ее выстрелом. Начать же стрелять следует только после того, как собака вполне освоилась с новой для нее лесной обстановкой и абсолютно спокойна после взлета птицы. Не следует стрелять по случайно сняв-
шейся, так называемой «шумовой» птице, что по обыкновению очень сильно горячит собаку.
При соблюдении указанных требований к открытию сезона охоты собака окажется вполне подготовленной, и с ней можно будет охотиться без риска ее испортить.


Подача дичи. С легавой собакой обычно не приходится охотиться на водоплавающую дичь. Поэтому и подача стреляной птицы в этих условиях необходима лишь в крайних случаях: когда дичь случайно падает в воду или на другую сторону водоема.
По условиям некоторого вида охот, например по фазанам в обстановке густых зарослей, где подранок может быстро убежать, подача уже приобретает большое значение в работе легавой собаки.
Однако необходимо помнить, что подача дичи сильно горячит не только молодую, но и старую, опытную собаку. Подача дичи нередко является одной из причин срыва стойки и гоньбы за птицей.
Вследствие этого не рекомендуется разрешать первопольной собаке подавать убитую дичь, если она даже и способна на это. Подачу можно допустить только собаке многопольной с идеальным послушанием и то в случаях крайней необходимости, когда по условиям местности убитая дичь не может быть взята руками или есть опасение, что подранок либо убежит, либо забьется в такое место, откуда его нельзя будет достать.
Почти каждого щенка не трудно обучить подаче различного рода вещей, например перчатки, шапки, плетки и т. п. Однако когда дело доходит до подачи птицы, он начинает не только отказываться от этого, но и всячески избегать брать птицу в рот. Многие легавые собаки испытывают отвращение к ощущениям во рту перьев убитой птицы. Поэтому обучение собаки подаче дичи по приказанию — дело сложное; оно требует большого опыта и исключительно осторожного подхода. Малейшее проявление жестокости, особенно если приходится иметь дело с робким и нервным щенком, может навсегда его запугать и сделать совершенно непригодным для выполнения остальных, необходимых для охоты требований дрессировки.
Некоторые породы легавых собак, например спаниэли, имеют природную склонность к подаче дичи, и вполне естественно, что занятия с такими собаками значительно упрощаются.
В обучении подаче дичи важное значение приобретают исключительно ласковое обращение со щенком и поощрение его за четкое выполнение приказания. Но если владелец щенка видит, что тот не поддается обучению подаче, надо немедленно прекратить с ним эти занятия.
Необходимо добиваться, чтобы щенок выпол-
нял приказания не только по своему настроению, когда ему хочется поиграть, но во всякое время и в любой обстановке. Игрой же со щенком следует пользоваться лишь для того, чтобы он освоился с держанием во рту какого-либо предмета и вообще не был бы враждебно настроен к какой бы то ни было поноске.
Первопольного щенка целесообразнее всего обучить подаче и поноске лишь тех предметов, которые он охотно берет. Только к концу сезона второго поля, когда у щенка окончательно закрепятся его полевые качества и он окажется безупречным в отношении поведения после взлета птицы и выстрела, можно будет начать с ним занятия по подаче птицы.
Приучать щенка к поноске следует примерно с восьми-десятимесячного возраста, когда он достигнет известного физического развития и будет достаточно смышлен. Нередко приходится наблюдать, как щенок во время прогулки, схватив какую-либо палочку или кость, начинает с нею носиться, играть, временами подкидывать ее в воздух и снова хватать в рот. Нужно подозвать щенка и постараться отобрать у него предмет его забавы. Если же он упорно не хочет отдать этот предмет, надо предложить ему кусочек лакомства, который заставит его выпустить изо рта захваченный предмет. Съев лакомство, щенок вспомнит о взятой у него игрушке и сейчас же подбежит к вам. Если показать ему эту поноску и бросить ее на десять-пятнадцать шагов, то можно будет наблюдать, как щенок опрометью бросится и жадно схватит знакомый ему предмет. В этот момент словесным приказанием «подай» нужно подозвать щенка к себе и, погладив его за послушание, дать ему лакомство. Такой прием надо повторить раза три-четыре, пока щенку не надоест эта игра. Затем нужно незаметно убрать предмет, который подавал щенок.
В летнюю жаркую пору таким же способом нетрудно научить щенка подавать поноску из воды. Для этого необходимо выбрать неглубокое место в речке с отлогим песчаным берегом. Бросить сначала недалеко (на пять-восемь шагов от берега) какую-либо палочку, дав предварительно щенку обнюхать ее, затем приказанием «подай» послать щенка в воду. Схватив в зубы брошенный предмет, щенок понесет его к берегу. Тут важно не позволить щенку бросить поноску на землю, а успеть взять ее прямо у него изо рта и ласково погладить его. Повторяя систематически данный урок и постепенно бросая предмет все дальше и дальше от берега, по мере того как подача с более близкого расстояния будет выполняться хорошо, можно в довольно короткий срок научить щенка подаче поноски из воды.
После того как щенок научится подавать, по-
лезно во время прогулки приучать его носить нетяжелый предмет, например плетку или палочку, сначала на небольшие расстояния (шагов на пятнадцать-двадцать). Для этого, взяв щенка на поводок, следует одновременно с произношением приказания «нести» дать ему тот или иной предмет. Если щенок бросит поноску, надо сейчас же, почти не останавливаясь, поднять ее и на ходу вложить ему в рот. Расстояние для поноски постепенно увеличивают. Но нельзя злоупотреблять этим занятием, иначе оно может надоесть щенку, и он начнет бросать поноску.
Когда щенок научится хорошо носить и подавать брошенную на его глазах поноску, его можно заставлять приносить поноску, положенную на землю в некотором расстоянии от него. Чтобы возбудить внимание щенка, его берут на поводок и, дав ему понюхать поноску, кладут ее при нем на землю. Щенок сейчас же начнет рваться, чтобы схватить поноску, но его успокаивают, оглаживают, отводят на небольшое расстояние и держат около себя 1—2 мин., затем спускают с поводка и, подав приказание «подай», заставляют принести поноску; за выполнение приказания одобряют щенка ласковыми словами и дают лакомство. Первое время поноску лучше всего класть на совершенно открытое место, в дальнейшем можно постепенно усложнять ее отыскивание, помещая поноску в густой траве и в кустах.
После того как все перечисленные выше приказания будут выполняться щенком вполне удовлетворительно, не мешает для развития у него большей сообразительности заставлять его приносить поноску, оставленную где-либо скрытно от него.
С этой целью во время прогулки берут щенка на поводок, дают ему понюхать поноску и спустя несколько минут незаметно для него роняют ее на своем следу. Пройдя шагов двадцать-тридцать, показывают щенку, что в руках ничего нет, после чего приказанием «подай» с одновременным указанием направления движения заставляют щенка принести поноску. Дистанцию, как и в первых случаях, постепенно можно удлинять, если на более близком расстоянии щенок находит и приносит поноску. Описанный способ обучения наиболее применим к отдельным щенкам, обладающим природным влечением к поноске и подаче. При занятиях с более упрямыми и туго поддающимися щенками этот способ не всегда может дать положительные результаты.
Бывают случаи, когда собака, уже начавшая удовлетворительно подавать, вследствие некоторого утомления или отвлечения другой интересующей ее обстановкой отказывается выполнить приказание «подай», а натасчик не настаивает на своем. Такое поведение со стороны натасчика дает собаке повод отказываться от выполне-
ния этого приказания и в дальнейшем. Вот почему необходимо ни разу не допускать ослушания собаки и всячески добиваться выполнения отданного приказания, не проявляя при этом ни малейшего раздражения.
При обучении поноске упрямого щенка или взрослой неподатливой собаки приходится применять несколько иные методы.
Лучше всего начинать с ним занятия в домашней обстановке, а затем уже проводить их на воздухе, на какой-либо огороженной площадке, где щенок не отвлекался бы ничем посторонним. Во время этих занятий на щенке должен быть надет ошейник в виде удавки (без колючек).
Подозвав к себе щенка и погладив его, отдают ему приказание «сядь». Одновременно (чтобы он не лег) держат его правой рукой за ошейник, а левой рукой легко нажимают на заднюю часть спины (в области крестца), повторяя приказание «сядь» до тех пор, пока щенок не сядет. Продержав его в таком положении 1—2 мин., дают приказание «встань», подзывают к себе и ласково оглаживают. Затем снова отдают приказание «сядь» и постепенно ослабляют нажатие рукой (в дальнейшем при выполнении щенком приказания совершенно не прибегают к помощи руки).
Отдав щенку приказание «сядь», правой рукой со словом «возьми» дают ему в рот поноску; если щенок, крепко стиснув зубы, не раскрывает рта, то левой рукой быстро разжимают его рот, а правой вкладывают в рот поноску. При этом необходимо следить, чтобы щенок не закусил себе губу: причинив ему боль, легко возбудить в нем неприязненное отношение к поноске.
Когда поноска у щенка во рту, ему говорят «держи». Необходимо, чтобы он продержал ее 1—2 мин. На всякий случай держат наготове левую руку под нижней частью морды щенка; если он выкажет намерение наклонить голову и выбросить поноску, сейчас же, приподняв этой рукой его морду, строго приказывают ему «держи». Потом оглаживают его левой рукой и, произнося «дай», правой рукой берут у него поноску. Если щенок закусывает поноску и не желает отдать ее, левой рукой разжимают его рот, а правой одновременно с произношением приказания «дай» берут поноску. В тех случаях когда подмечается склонность щенка крепко зажимать зубами поноску и упорно не давать ее, полезно несколько раз подряд дать ему поноску, говоря «возьми», и сейчас же взять обратно, говоря «дай». Занятия в течение трех-пяти дней позволят достигнуть такого положения, что при даче щенку поноски он будет раскрывать рот, а по требованию «дай» — легко отдавать ее.
После того как щенок охотно берет поноску и не выпускает ее изо рта до приказания «дай», можно его заставить носить ее. Для этого уса-
живают щенка, дают ему держать поноску, зацепляют карабином поводка за кольцо ошейника и с произношением приказания «неси» идут с ним небольшое расстояние, внимательно следя за тем, чтобы он не бросил поноску. Если щенок бросит поноску, то тут же на ходу, повторяя приказание «неси», ее снова дают ему и одновременно в виде наказания слегка дергают за поводок. Ошейник сжимается и дает тем самым щенку почувствовать, что он провинился, бросив поноску. Это одно из легких упражнений, которое щенок быстро усваивает; он постепенно привыкает носить данную ему поноску до того момента, когда у него возьмут ее.
Следующим упражнением является подача поноски, которую дали щенку держать.
Усадив щенка, дают ему поноску и с произношением приказания «держи» отходят от него на несколько шагов (примерно десять-пятнадцать). Затем жестом подзывают его и при подходе снова заставляют сесть, повторяя приказание «держи». Потом, говоря «дай», берут у щенка поноску, после чего в виде одобрения оглаживают его.
Теперь уже можно считать щенка достаточно подготовленным к началу занятий с ним по самостоятельной подаче поноски с пола. Занятие проводится так. Поноску кладут на пол или на землю и подводят к ней щенка. Наклонив левой рукой его голову, одновременно с приказанием «возьми» вкладывают ему в рот поноску и, приказав «держи», стремительно отбегают от него шагов на десять. Затем, подзывая и приказывая «подай», заставляют принести поноску.
Если щенок во время подачи выбросит поноску, надо сейчас же вернуть его к прежнему месту, дать ему поноску и, подергав за ошейник, помочь ему понять, что он поступил неправильно.
После этого нужно снова отойти от щенка и подозвать его к себе, а при его подходе со словом «дай» взять у него поноску, затем поощрять словами и дать лакомство.
Когда щенок твердо усвоит это упражнение, можно положить поноску и, отойдя с ним на небольшое расстояние, приказанием «подай» заставить его самостоятельно принести поноску. Если щенок не идет за поноской и как бы недоумевает, чего от него хотят, нужно взять его на поводок и, повторяя довольно строго приказание «возьми», заставить его взять поноску. Затем, произнося приказание «подай», надо отбежать на то место, откуда было отдано первоначальное приказание, и, подозвав щенка, взять у него поноску.
Если описанные выше упражнения проводить со щенком систематически и не переходить от одного к другому до тех пор, пока он твердо не усвоил предыдущего, то примерно в месячный срок (в зависимости от развития щенка) можно
добиться отчетливого выполнения всех требований, касающихся поноски. В дальнейшем необходимо будет лишь удлинять расстояние подачи поноски.
От легавой собаки подача на охоте убитой птицы, как уже сказано, требуется в редких случаях. Однако если есть желание обучить ее этому, то целесообразнее заняться таким обучением лишь в конце второго поля, предварительно закрепив все ее основные качества работы.
Начиная занятия по подаче собакой птицы, следует иметь убитую мелкую дичь: бекаса, дупеля, кулика или перепела. Принцип обучения тождествен обучению подаче поноски.
Манера подачи, т. е. как и за какое место собака должна брать дичь, обычно определяется самой собакой: она берет так, как ей удобнее. Мелкую дичь собака обычно берет поперек тушки, а крупную (например, тетерева или утку)— за крыло. Важно, чтобы собака не мяла дичь, а это зависит главным образом от индивидуальных врожденных свойств собаки. Собак, у кото? рых наблюдается так называемая «мертвая хватка», лучше не заставлять подавать дичь. Отучить собаку от мертвой хватки крайне сложно. А прибегать к различного рода ухищрениям (например, смягчать прикус путем искусственной поноски, вызывающей при сильной хватке уколы) нецелесообразно, так как они могут привить у собаки боязнь поноски и навсегда отучить ее от какой бы то ни было подачи.
На некоторых собак очень плохо действует ощущение во рту перьев, и они всячески стараются освободиться от неприятной поноски. Можно применить такой прием: тушку птицы обертывают тряпкой, слегка закрепляя ее ниткой. После нескольких занятий с такой тушкой, когда собака освоится с незнакомым для нее ощущением во рту, можно будет проводить занятия и без тряпки.
Не следует думать, что собака, хорошо обученная подаче различных предметов, будет сразу правильно держать, нести и подавать дичь. У нее наверняка возникнут некоторые осложнения. Например, для того чтобы держать во рту птицу, ей приходится довольно широко раскрывать рот. Поднять птицу с земли и схватить ее за наиболее удобное место гораздо сложнее, чем взять какой бы то ни было твердый предмет. Поэтому требуется применять много поощрений и запастись терпением на случай первых неудач. И всегда следует помнить, что если вне охотничьей обстановки собака вполне усвоила приемы подачи птицы, то это еще не значит, что она будет так хорошо подавать убитую птицу и на охоте.
На первых порах заставляют собаку на охоте подавать не больше как один-два раза и только мелкую дичь; в случае ее ослушания спокойно
применяют приемы домашней дрессировки. Особое внимание обращают на то, чтобы после удачного выстрела собака не бросалась самостоятельно (т. е. без приказания) подавать убитую дичь. В последнем случае необходимо строгим приказанием «лежать» уложить собаку. Затем взять ее на поводок, вернуть к месту последней стойки, все время одергивая поводком и приговаривая «назад, назад». После этого следует уложить ее на месте, пойти и взять руками стреляную дичь. При следующей работе собаки нужно быть наготове, имея в руках поводок или бечевку, прикрепленную к ошейнику. Если после выстрела и падения птицы собака попытается броситься за ней, надо одернуть ее за поводок и, произнеся приказание «лежать», уложить. Такой прием предостережет собаку от дальнейших нарушений правильной стойки и научит подавать птицу только по приказанию.
В дальнейшем, когда собака уже достаточно твердо усвоит порядок подачи дичи на сухом месте, можно приступить к занятиям по подаче дичи из воды. К этому времени необходимо добиться, чтобы собака охотно шла в воду и подавала брошенную туда поноску.
Занятия следует начинать с подачи кулика, бекаса, дупеля. Бросив убитую дичь недалеко от берега на сравнительно мелкое место, приказанием «подай» заставляют собаку принести птицу. Может случиться, что собака упорно не пожелает пойти в воду и подать птицу или, доплыв до нее, не возьмет ее и возвратится обратно.
В этом случае нужно взять птицу из воды, положить ее где-либо в траве на берегу, проделать с собакой упражнения по подаче дичи, после чего снова заставить ее подать дичь из воды. Если собака снова не выполнит приказания, что случается чрезвычайно редко, то следует положить дичь на воду в мелком месте, где свободно можно пройти, подозвать собаку и, наклонив рукой ее морду, строгим приказанием «возьми» заставить взять дичь. В случае неповиновения надо рукой разжать ей рот, вложить в него дичь и, отдав приказание «держи», быстро выйти на берег. Затем ласково подозвать к себе собаку, повторяя при этом приказание «подай». Когда собака подаст дичь, надо ее огладить и дать ей лакомство. Наказания при таких занятиях могут сильно повредить и навсегда отучить собаку от подачи дичи из воды.
Последним и наиболее сложным уроком является обучение собаки подавать убитую дичь, упавшую на противоположный берег.
Проводят его так. Выбирают какой-либо ручей или мелкое место в речке, где можно пройти вброд. Дрессировщик переходит вместе с собакой на другой берег, кладет убитую дичь неподалеку от воды, отдает собаке приказание подать
дичь и одновременно с этим быстро возвращается (вброд или по какому-либо переходу) на прежний берег, подзывая к себе собаку, говоря «подай».
Если предшествовавшие уроки собакой были усвоены, то она послушно перейдет или переплывет водоем и подаст дичь. Если же почему-либо она, подойдя к берегу, бросит дичь и явится без нее, следует сейчас же вернуться с собакой к тому месту, где брошена дичь, и заставить ее, строго повторяя «держи», следовать за собой через реку.
Хорошо иметь лодку, при наличии которой можно быстро отплыть на противоположный берег, внимательно следя за собакой и повторяя приказание «держи». Не следует сразу же, как только собака достигнет берега, брать у нее дичь, иначе она привыкнет бросать ее, едва доплыв до берега. Надо быстро отойти от берега на десять-пятнадцать шагов, ласково подозвать к себе собаку и при подходе ее дать приказание «сядь» и через 1—2 мин. со словом «дай» взять у нее птицу и ласково огладить.
После того как собака усвоит это упражнение, можно уложить ее и, дав ей понюхать имеющуюся в руках дичь, бросить эту дичь на противоположный берег речки или ручья и следить за тем, чтобы собака без приказания ни в коем случае не бросалась подавать дичь. В случае даже малейшего ее движения следует строго отдать приказание «лежать» и продержать ее в таком положении 1—2 мин. Такое сдерживание собаки принесет пользу: она не будет без приказания бросаться за убитой дичью; кроме того, это сдерживание несколько разгорячит собаку, и она, услышав приказание «подай», охотнее выполнит его.
Если в будущем собака на охоте не выкажет того послушания, какое было во время занятий с ней, то придется временно прекратить охоту и уделить полчаса времени на повторение занятий по подаче дичи. Иначе можно постепенно так избаловать собаку, что даже опытный егерь не сумеет ее исправить.


Исправление недостатков в работе легавой. Даже у первоклассных полевых собак нередко можно подметить те или иные недостатки в работе. Некоторые недостатки, например слабое чутье, вялый ход, быстрая утомляемость на охоте, не поддаются исправлению. Вместе с тем имеется ряд дефектов, приобретенных собаками вследствие плохой натаски и неумелого обращения с ними на охоте. Исправление этих дефектов во многом зависит от опыта охотника и от того, как давно и в какой степени они укоренились в собаке.
Как правило, дрессировке и натаске следует уделить отдельное от охоты время, чтобы все внимание сосредоточить на работе собаки. Прежде всего необходимо проверить дисциплинированность собаки, ее позывистость на свисток и четкость выполнения приказания.
Большим дефектом легавой собаки считается ее неспокойное поведение после взлета птицы и выстрела. Этот дефект развивается постепенно и является следствием проявления страсти у собаки. В самом начале, когда собака при взлете птицы чуть подвигается со стойки, охотник, увлеченный стрельбой, часто совершенно не замечает этого недопустимого поведения собаки и сразу не принимает решительных мер.
При последующих выходах в поле собака начинает делать броски все дальше и дальше и, наконец, стремительно несется за улетающей птицей. Избавить собаку от этого недостатка нелегко. Но все же если во всем остальном она достаточно дисциплинирована, то при систематических упорных занятиях можно добиться положительных результатов. Работать с такой собакой следует только на открытых местах, где можно за ней постоянно наблюдать.
Ружье при первых выходах на болото брать не следует, так как охотник ставит перед собой задачу — добиться от собаки спокойного поведения после взлета птицы. Затем же, когда это будет достигнуто, можно уже приступить к последующим занятиям с ружьем.
Пускают собаку в поиск обязательно с привязанной к ошейнику бечевкой 3—4 м длиной. Некоторое время рекомендуется пройти с собакой по тем местам, где дичи нет, для того, чтобы проверить ее общее послушание.
Когда же собака прихватила и идет еще на потяжке, необходимо сейчас же подойти к ней и, взяв за бечевку, продвигаться за ней до момента ее стойки. Простояв минуты две, охотник приказывает собаке идти вперед и поднять со стойки птицу. При взлете птицы охотник приказывает собаке лечь. Чем больше рвения будет выказывать собака при подъеме птицы, тем сильнее следует ее одергивать.
С каждым последующим выходом порыв собаки будет ослабевать, и постепенно она приучится вести себя спокойно. Вот тогда-то и можно перейти к занятиям, имея при себе ружье. Эти занятия удобнее проводить вдвоем, чтобы один из охотников стрелял по правильно сработанной собакой птице, а другой в это время, держа на всякий случай собаку за бечевку, следил бы за ее поведением.
Следующий существенный дефект собаки — это боязнь выстрела. Этот дефект иногда бывает обусловлен очень робким характером собаки и ее излишней нервозностью, но в большинстве случаев он является следствием слишком жестокого обращения со щенком в раннем возрасте.
Собака с резко выраженной боязнью выстрела
ведет себя на стойке так: при приближении охотника с ружьем она тотчас же бросает стойку и отбегает в сторону, а иногда даже уходит домой.
Обращаться с такой собакой нужно особенно мягко: какое бы то ни было наказание должно быть совершенно исключено.
Приступая к исправлению этого недостатка, охотнику рекомендуется ходить в поле без ружья и прежде всего добиваться, чтобы собака, сделав стойку, не покидала ее при приближении охотника. Если с течением времени собака во время стойки не станет проявлять беспокойства, нужно с большой осторожностью проверить ее отношение к выстрелу. Во время стойки собаку следует на всякий случай держать на поводке. При этом, конечно, желательна помощь второго охотника, который, находясь шагах в пятидесяти от собаки, стреляет одновременное подъемом птицы.
При выстреле, незаметно придерживая собаку за поводок, следует приказать ей лечь; если при этом она не выкажет волнения, надо дать ей возможность спокойно пролежать несколько минут. Если же после выстрела она сделает движение в сторону или проявит попытку бежать, то, удержав осторожно за поводок, ее надо уложить и, ласково поглаживая, успокоить. По мере того как собака начнет все спокойнее и спокойнее относиться к звуку выстрела, расстояние между нею и вторым охотником можно постепенно сокращать.
Встречаются, однако, и такие собаки, которые, несмотря на самый осторожный подход к ним, все же не поддаются исправлению. В этом случае рекомендуется как последнее средство раз-1 жечь страсть собаки к дичи настолько, чтобы она забывала о выстреле. При этом, конечно, придется поступиться твердостью стойки и спокойным поведением собаки после взлета птицы. Во время охоты по быстро бегущей болотной птице (курочке или коростелю) большинство собак начинает горячиться, а при подъеме птицы на крыло все свое внимание устремляет на дичь, поэтому выстрел остается незамеченным.
Особенно благоприятно подействует на собаку убитая при этом выстреле птица, которую следует дать собаке обнюхать.
Из других, но уже менее существенных недостатков можно указать на неправильную подводку: излишне задержанную, тугую или же слишком быструю, а у некоторых собак даже порывистую. Как порывистая, так и тугая подводка мешает успеху охоты. При тугой подводке бегущая птица (фазан, куропатка) успевает уйти на большое расстояние, и собаке потребуется много времени для ее розысков. Тугая подводка в большинстве случаев слабо поддается исправлению. Собак с тугой подводкой следует не задерживать на стойке; наоборот, их нужно энергично посы-
лать вперед. Для некоторых собак полезно поработать в местах, изобилующих быстро бегущей болотной птицей. Также полезно позволить собаке работать по бегущему подранку, который горячит собаку. При такого рода работах собака, даже с очень тугой подводкой, начинает горячиться и быстрее подводить.
Злоупотреблять, однако, этим нельзя, так как, исправив один недостаток, можно привить другой — нетвердость при стойке, а иногда и ее срыв. Чрезмерно быстрая подводка при охоте в частых и труднопроходимых зарослях не позволяет охотнику быстро следовать за собакой, и дичь может сняться вне его поля зрения.
Исправления излишне быстрой, порывистой подводки можно достигнуть путем сдерживания собаки во время подводки при помощи привязанного к ошейнику поводка, а в случае порывов собаки вперед одергивать ее, при этом приговаривая «тише, тише». Если собака, несмотря на эти меры, горячится и порывается вперед, нужно ее уложить, успокоить, а затем послать вперед, придерживая бечевкой и умеряя ее ход.
Постепенно можно достигнуть того, что собака будет подводить не торопясь, достаточно плавно, без каких-либо бросков, что, собственно говоря, и требуется на охоте.


Обучение легавой собаки делать «доклад» ( В старой литературе «доклад» собаки о найденной дичи назывался «анонсом».). Прежде чем описать работу легавой собаки, которая в пересеченной густыми зарослями местности делает «доклад», необходимо вкратце указать на то, как у собаки развить это сто ль ценное качество. В лесу и в различного рода мелких частых зарослях легавая собака с широким поиском, работающая с докладом, гораздо быстрее находит дичь и сберегает силы охотника, который тем временем отдыхает на каком-нибудь пенечке или упавшем дереве в ожидании своего четвероногого помощника.
Какими же наиболее простыми и доступными приемами можно обучить собаку делать извещение о найденной дичи?
Прежде всего, еще занимаясь с щенком, необходимо приучить его не брать пищу без разрешения. Для этого, взяв щенка на поводок, подводят его к чашке с едой и со словами «нельзя» выдерживают вначале очень короткое время (1—2мин. ), а затем, все удлинняя это время, доводят его до 3—5 мин. Затем со словом «возьми» разрешают щенку взяться за столь соблазнительную для него еду.
Когда это приказание щенок будет выполнять •спокойно, дожидаясь разрешения словом «возьми», его следует освободить от поводка, но следить за тем, чтобы он без разрешения не прикасался к еде. Когда этот первый урок будет выполняться безукоризненно, щенка следует пускать в комнату, где стоит миска с едой, уже без поводка. Щенок должен, подбежав к еде, не трогать ее., а ждать разрешения. Если же он по горячности не выполнит этого, а примется с жадностью есть, то необходимо сейчас же, пристегнув поводок, сделать ему внушение словом «нельзя» и снова увести в другую комнату. Затем впустить в комнату на длинной бечевке, и, не доходя одного шага до еды, после команды «нельзя» одернуть, и, приговаривая «нельзя, нельзя», продержать несколько минут перед едой. Потом спустить щенка с поводка со словом «возьми» и разрешить ему взять приготовленный корм.
Переход от одного урока к другому следует делать только тогда, когда предыдущий урок выполняется щенком безукоризненно. Следующий урок должен состоять в том, чтобы около щенка, стоящего перед пищей, никого не было. В этом случае щенок начнет оглядываться и, повизгивая, ждать, когда подойдет его воспитатель и разрешит ему взять корм. Эти занятия надо вести, так, чтобы щенок, подойдя к корму и не видя около себя своего владельца, сейчас же бросался бы отыскивать его и своими нетерпеливыми движениями и повизгиваниями звал бы подойти к корму и разрешить его есть.
Затем следует перейти со щенком на работу во двор или какой-нибудь садик и там повторять этот последний урок сначала на открытом месте, а затем спрятавшись где-нибудь за забором или за деревьями. При этом надо добиться того, чтобы щенок, как и в комнатах, не видя около себя своего воспитателя, бросался бы отыскивать его и звать, чтобы получить разрешение съесть корм.
В одно из следующих занятий, если уже щенок научился не брать корм без разрешения, задачу можно усложнить. Дайте кому-либо подержать щенка на поводке, а сами отойдите на небольшое расстояние (шагов на двадцать-тридцать), спрячьте какой-нибудь лакомый кусочек. Вернувшись к щенку и спустив его со сворки со словами «ищи, ищи», заставьте его искать спрятанное лакомство. Достаточно понятливый щенок сейчас же бросится по вашему следу и, найдя вкусное лакомство, остановится перед ним. Продержав его как бы на стойке 1—2 мин., нужно разрешить ему взять и съесть лакомство.
После того как это упражнение будет проделываться безукоризненно, следует, пустив щенка отыскивать спрятанное лакомство, остаться на месте и ждать, пока он, найдя кусочек, не явится звать вас за собой. Если же щенок, найдя спрятанное лакомство, не удержится и без разрешения съест, нужно указать на его ошибку. В этом случае так же, как и при обучении в комнатах,
следует спрятать кусочек сахару или сухаря, затем взять щенка на длинную (метров десять-пятнадцать) бечевку и пойти с ним в известном направлении, приговаривая «ищи, ищи». При подходе к лакомству, когда уже запах сухаря или сахара будет причуян щенком, следует продержать питомца на этом месте несколько минут, а затем со словом «возьми» разрешить взять лакомство. Разумеется, щенка нужно погладить и приласкать за выполнение данного ему приказания.
Такие упражнения следует проделывать систематически, каждый день, но не более пяти-шести раз за выход. Полезно также, чтобы щенок отыскивал, а затем подавал всякого рода легкие и удобные для него мягкие предметы, например перчатку, крыло какой-нибудь птицы, а затем и самое птицу. При этом необходимо следить, чтобы, взяв в зубы, щенок не мял подаваемый им предмет.
Следует не забывать, что уроки по подготовке щенка к «рапорту» (извещению, докладу) должны проводиться в тесном контакте со всеми другими уроками, а затем, когда наступит время, — и с занятиями по натаске.
Время, когда следует с собакой начать занятия по выработке у нее доклада, установить заранее нельзя. Все зависит от ее характера, темперамента, послушания и податливости в натаске, а главное, от того, насколько во время работы она находится в контакте со своим воспитателем и безукоризненно выполняет его указания.
Как уже сказано, в первое поле, за редким исключением, не нужно позволять собаке ходить в лес и показывать ей лесную дичь. Когда же наступит время дать собаке практику в лесу, тогда и следует заняться с ней по выработке доклада. Если собака непослушна, не приходит на призыв свистком, а имеет склонность бросаться со стойки и гнать дичь, то с ней нет смысла и начинать указанные занятия: благоприятных результатов они все -равно не дадут.
Очень существенно, чтобы для выработки доклада собака работала в мелколесье, с густой травой, где непуганые выводки могли бы крепко затаиваться и подниматься из-под стойки собаки поодиночке.
Итак, собака работает в лесу, обыскивая участки направо и налево, особенно старательно проверяя низинки и частые места, где могли затаиться выводки. Спустя короткое время собака, прихватив запах дичи и как бы преобразившись, подняла голову, и. вытянувшись, начала жадно ловить чутьем воздух и вдруг крепко замерла на стойке. Дав собаке минуту-другую постоять и тем укрепить стойку, не показываясь, позовите ее свистком к себе. Если же, прикованная
волшебным запахом, она все же будет стоять на месте, дайте ей еще несколько раз настойчивый свисток. Знакомый, столь повелительный тон сигнала выведет собаку из оцепенения и заставит ее, несколько попятившись назад, чтобы не спугнуть птицу, пуститься легким галопом искать место, откуда был дан свисток. При подходе собаки необходимо ее приласкать и дать ей указание рукой идти в том направлении, откуда она только что явилась.
Правильный поиск в этом случае больше не нужен, и собака бросится вперед по прямой, встанет на стойку и оглянется, чтобы проверить, тут ли вы.
Пошлите собаку поднять птицу. Если поднимается старка, которую стрелять нельзя, немедленно уложите собаку и дайте ей успокоиться после столь приятной для нее работы. Если же поднялся тетеревенок, то застрелите его, затем уложите собаку, возьмите дичь и дайте ее обнюхать собаке, чтобы она поняла цель охоты. После этого, пустив собаку в поиск, возьмите еще одного-двух тетеревят, каждый раз отзывая собаку со стойки и таким образом развивая у нее способность к «докладу».
Может быть и -такой случай, когда собака, увлеченная 'манящим запахом дичи, несмотря на Призывные свистки, будет не только стоять, но и двинется вперед. Видя такое увлечение собаки, следует сейчас же подойти к ней и, взяв на поводок, отвести ее примерно на сотню шагов назад. Затем, так же как и в первом случае, нужно показать ей рукой направление и пустить в поиск; когда птица будет взята, собаку надо поощрить.
Темпераменты у собак, а с ними и наклонности к тем или иным действиям при работе по птице могут быть разные. Сообразно с этим и приемы по развитию у собак доклада тоже будут разные, и натасчик должен все это учитывать, чтобы добиться благоприятных результатов.
Вот, наконец, охотник со своей собакой в лесу. Пройдя в высоком сосновом бору километра два, он видит, что характер леса изменился: пошли большие частые сечи, по закрайкам которых небольшие полянки, а местами попадаются сыроватые низины, заросшие травой.
Выбрав на одном из сухих бугорков удобное местечко, охотник жестом вытянутой руки и словом «ищи» посылает собаку на поиски дичи, а сам садится и ждет. Ждать приходится недолго; не проходит и получаса, как на легком галопе появляется ваш пес. Радостно повиливая хвостом, с озабоченными глазами он поворачивается обратно и тем же следом, откуда только что пришел, ведет вас, то и дело оборачиваясь, чтобы проверить, следуете ли вы за ним.
Пройдя густой чащей ельника, а затем березовой рощей с осиновым подлеском, собака сбав-
ляет ход и, наконец, останавливается в мелком кустарнике с высоким частым папоротником.
Посланная вперед, она после нескольких шагов подводки поднимает взлетающую с клохотаньем старку, а затем трех уже по черному перу тетеревят, из которых один становится вашим трофеем. Снова посланная вперед собака срабатывает еще по двум крупным тетеревам, из которых еще один попадает к вам в сетку.
Сев на траву и закурив, вы примерно час ждете, пока тетерева станут собираться и дадут свежий след.
Что может быть восхитительней такой работы собаки с докладом!
Однако чем же объяснить, что у нас еще мало собак, работающих с докладом?
Повидимому, дело в том, что на полевых испытаниях это достоинство собак пока не отмечается и не поощряется. Кроме того, далеко не все владельцы собак умеют вести необходимую натаску, а некоторые охотники, не имея ясного представления о докладе, не поощряют, а наказывают своих собак, если они делают шаги в этом направлении.
В настоящее время у нас есть все условия к тому, чтобы собаки, особенно работающие в лесистой пересеченной местности, приучались делать доклад.
Преимущества собак, способных делать доклад, велики. Такие собаки могут работать на очень широком поиске и, следовательно, находить быстрее и больше дичи. Вся работа собаки становится более содержательной, и у охотника не появляется беспокойства, что она может спугнуть дичь. Это качество каждой легавой собаки исключительно высоко и требует всемерного его развития.


Парная работа легавых собак. Под парной работой разумеется не просто одновременная работа двух, хотя бы и очень хорошо поставленных в поле собак.
При работе парой обе собаки должны иметь один и тот же по быстроте ход и обладать примерно одинаковым чутьем. Кроме того, они должны иметь крепкую стойку и равномерную подводку, быть близкими по темпераменту, дружными между собой и весьма дисциплинированными.
Только при наличии таких данных работу собак можно назвать парной и способной доставить охотнику высшее спортивное наслаждение.
Как правило, готовить собак, подходящих по своим качествам для работы в паре, следует не раньше второго поля. Это необходимо уже и потому, что определить точно все перечисленные свойства у первопольной собаки не представляется возможным. Ведь бывали случаи, что натаскивались две в высшей степени интересные по сво-
им полевым качествам собаки, но по окончании натаски выяснялось, что для совместной работы в паре они совершенно не подходят.
В этом отношении некоторую параллель можно провести из работы гончих, где хорошим смычком считается не просто работа двух хороших собак, действующих в одиночку, а таких, которые равны по своим полевым качествам и, главное, по ногам. Такая пара собак идет за зверем сомкнутым гоном, не отставая одна от другой даже на незначительную дистанцию.
При парной работе легавых следует заставлять каждую собаку искать самостоятельно, что
ы инициатива в нахождении
ди
и принадлежала каждой из них в отдельности.
Для первоначальной парной работы необходимо выбирать открытые места. Перед тем как пустить собак, следует уложить их против ветра так, чтобы они смотрели в противоположные стороны, и одновременно указанием руки пустить их в поиск — одну вправо от себя,



Комментариев: 0

Ответить на пост

Представтесь, пожалуйста:

Текст (*):

Звездочкой (*) отмечены поля, обязательные для заполнения.


 
Rambler's Top100